Category: общество

Category was added automatically. Read all entries about "общество".

Как люди



Я, наконец, понял, что такое катарсис. Это когда смотришь спектакль не для того, чтобы отметить достоинства текста или недостатки постановки, оценить игру актеров или оригинальность декораций. Это когда сливаешься с происходящим на сцене, как будто участвуешь в нем, когда помимо воли из твоей души вырываются такие эмоции, которых совсем не ждешь. И смотреть после этого становится немножко тяжело, и оторваться невозможно.

Примерно такие чувства вызвал у меня спектакль «Очень простая история» Марии Ладо, поставленный Астраханским драматическим театром.

История и впрямь простая. Деревенская жизнь. Две семьи. Одна добротная такая, зажиточная. Во главе крепкий сельский труженик – Хозяин (Данияр Курбангалеев). Другая… Уже и не семья вовсе: отец-пьяница да сын, чья жизнь во многом определена «репутацией» отца. Хозяин откровенно презирает Соседа (Валерий Штепин), тайком лазающего к нему в сарай и ворующего самогонку, которую тот наварил своим трудом, и по любому поводу (даже если этот повод – выпуск новостей!) костерит того на чем свет стоит.

Но вот незадача. Дети двух отцов любят друг друга. И долюбились, как бывает, до того, что девушка забеременела. Сын Соседа Алеша (Николай Смирнов) хочет жениться. И девушка, само собой, не против. Но вот Хозяин никак не может согласиться, чтобы его дочь Даша (Анастасия Краснощекова) вышла замуж за сына непутевого Соседа-алкаша. Позор ведь! А потому решают люди отправить Дашу на аборт.

Вот тут и начинается самое интересное. Ведь героями пьесы являются не только люди, но и животные: Свинья, Корова, Лошадь, Пес, Петух. Все они оказываются вовлеченными в происходящее. Более того, именно животные вмешиваются в процесс и благополучно разрешают ситуацию.

В пьесе животные общаются между собой, и никак не поймут, о чем толкуют люди, что это за аборт такой и почему для этого нужно ехать в город. У каждого из животных своя судьба, свой мир, свой «кругозор». Оно и понятно, ведь животные в произведении искусства – это и не животные в прямом смысле, а наделенные человеческими чувствами живые существа. Во многом честнее и благороднее окружающих их людей.

Свинья (Виолетта Власенко), которая, без сомнения, является центральной фигурой пьесы, не видела в жизни ничего, кроме хлева. Не знает, что такое речка и луг, трава и песок. Но мечтает узнать. А еще мечтает обрести крылья и летать! Свинья искренне недоумевает, зачем людям нужны какие-то деньги, если на них нельзя купить крылья.

И вот когда уже мечта готова стать явью, и кажется, что ее, Свинью, наконец, поведут гулять, она погибает под ножом Хозяина…

Пронзительный крик где-то за сценой, ошарашенный Пес Крепыш, видевший ЭТО своими глазами, доселе куражившийся, но в миг скукожившийся от ужаса Петух… И над всем этим грустная мелодия, ставшая лейтмотивом спектакля: «В лунном сиянии, снег серебрится…»

После этого всё как будто переворачивается, всё становится другим: и персонажи-животные, и зрители. Как будто бы не свинью зарезали, а саму мечту о счастье…

Но чудо! Во втором действии Свинья возвращается на сцену. Возвращается в виде ангела с крыльями, о которых так мечтала, когда была живой.

Видеть подобных ангелов способны только дети и животные. Но вот каким-то чудом и видеть, и слышать ангелов и животных стал непросыхающий от пьянки Сосед. А может, он и не такой пропащий, как всем кажется? Или пропащий, но в душе светлый и добрый человек? Ведь он единственный, кто не хочет аборта, а желает рождения ребенка, лучше всего «девки». Потому как она жалостливей будет. А ведь жалости и доброты так не хватает в нашем мире. А пьёт он потому, что так и не смог спокойно пережить смерть своей любимой жены. Да и Хозяин ненавидит его во многом потому, что когда-то «Верка за него замуж пошла, выбрала ведь его!» Выбрала не практичного Хозяина, за которым, как за каменной стеной. Выбрала Соседа. Не умом, но сердцем.

Так вот, теперь уже Свинья не расспрашивает Пса о жизни, а сама объясняет животным то, что им было доселе непонятно. В том числе и про готовящийся аборт. И то, что люди сочли лучшим выходом из сложившейся ситуации, животные считают дикостью и варварством. И желают этому помешать.

Все звери, кроме крикливого, но трусливого Петуха, готовы отдать свои жизни за жизнь маленького человека. Потому что так там, на Небесах заведено: чтобы новый человек родился и обрел ангела-хранителя, кто-то должен попасть на Небо. Кто же? Лучше будет об этом узнать, посмотрев спектакль.

Такого ни в кино, ни в сериале не увидишь! Актеры выкладываются по полной! Поют песни, играют на гармони. А роли исполняют так, что начинаешь верить в происходящее, не отличая уже правду искусства от правды жизни.

Очень непростые вопросы поставлены в «Очень простой истории»… И не про животных совсем эта пьеса (в финале они и вовсе пропадают), и не про ангелов. Про людей. Быть может, про то, что в каждом человеке заложено что-то доброе и хорошее. И пусть за пробуждение всего этого в людских душах придется кому-то пострадать или даже жизнь свою отдать, но мир-то от этого станет чище и светлей.

Недаром произносит Сосед в ответ на упреки сына: «Да если бы кто заплатил за мою жизнь ничтожную, я помер бы, а деньги Алеше бы отдал... больше-то у меня, дурака старого, ничего нет». Вот тебе и алкаш!

Дождитесь очередного выхода спектакля, отложите все дела, берите своих родственников, друзей и знакомых, и вперед в театр! Плакать и смеяться будут все, независимо от пола и возраста.
Александр Токарев

Испорченные «Бесы»

«Бесы» Владимира Хотиненко – пример того, как можно испортить самое благородное начинание, если относиться к Достоевскому поверхностно.



Читал роман еще в институте, году примерно в 1997-м. И впечатление было потрясающим, неизгладимым. Если выдержать первые сто страниц обычной для классика тягомотины, то после начинается самый настоящий триллер, в котором форма повествования никак не идет в ущерб смыслу.

Авторы фильма тоже постарались сделать триллер, но вышло слишком затянуто и в итоге скучно.

Что касается смысла, то диалогов, раскрывающих мировоззренческие позиции героев, крайне мало. Ну кроме банальных – о том, что революция – это плохо, а революционеры люди очень нехорошие, бесы.

Главный злодей Петр Верховенский в фильме – полный придурок, кривляющийся, юродствующий, невпопад хохочущий, в свинарнике танцующий… Эпилептик какой-то к тому же. Время, прошедшее с момента прочтения мною книги, не позволяет всесторонне сравнить литературного и киношного Верховенского. Но скажу точно: кривлякой и придурком он мне не запомнился. Было в нем что-то демоническое, но не идиотское.

К слову, ведь прототипом Верховенского стал Сергей Нечаев – руководитель террористической организации «Народная расправа». И сам роман Достоевский написал под впечатлением от судебного процесса над нечаевцами. В фильме несколько раз цитируется нечаевский «Катехизис революционера».

Так вот, Нечаев был кем угодно, но не шутом гороховым и не психом, каким представлен в фильме Верховенский.

Сюжетная линия в принципе (опять же, насколько позволяет сделать вывод память) выдержана. Введен образ философически настроенного следователя (С. Маковецкий), которого в романе не было. Видать, понадобился свой Порфирий Петрович, размышляющий в данном случае не о праве сильной личности на убийство, а о революции.

До конца фильма неясно было, раскроется ли самый сложный и самый интересный образ Николая Ставрогина (ведь в романе он раскрывается где-то на середине). Если скука одолеет, то зритель и этого не дождется. Так что, любители классики, надо запастись терпением. Опять же не дотягивает киношный Ставрогин до литературного, как и все остальные герои, кроме разве что эпизодических.

Неплохо показал Кириллов с его навязчивой идеей самоубийства. И актер с ролью справился.

А вот Шатов просто жалок, должен был быть посильнее.

Старший Верховенский появляется в фильме эпизодически. А зря. Ведь по логике Достоевского, именно такие либералы, как Верховенский-отец и порождают на свет (в прямом и переносном смыслах) революционеров-нигилистов вроде его сына Петра.

Суета, крики, визги, беготня, постоянно сверкающие молнии (триллере же!), Ставрогин, превращающийся в гигантскую бабочку (на прям как у Кроненберга в «Мухе»), все эти иконы и церковные купола, «святой» и беспощадный русский народ… Всё есть в фильме. Нет только… Достоевского. Не удалось Хотиненко передать именно атмосферу Достоевского (кто читал хоть одну книгу классика, поймет, о чем я) – тягучую, гнетущую, наполненную страхом, страданием, горечью, психопатией.

К слову сказать, это именно атмосферу Достоевского очень хорошо удалось передать Владимиру Бортко в «Идиоте». Уж что-что, атмосфера его фильма, проникнутая духом Достоевского, прямо-таки готова объять зрителя и заразить собой.

Боюсь, что перед создателями фильма стояла задача не осмысления литературной глыбы Достоевского, а еще большая, чем в советское время, ее примитивизация. Если тогда книга не принималась из-за отрицательных образов революционеров, то сегодня она приветствуется именно по той же причине. Ну не надо нам революций, не надо, бесы всё это – так и читаются на экране невидимые строчки.

А вот обобщать нечаевцев со всеми революционерами, даже того, террористического этапа революционного движения – очень вольное обобщение. Его и не делает Достоевский, зато с этим успешно справляются современные толкователи романа.

Вот и авторы не стали, что называется, заморачиваться.

Человек, мыслящий диалектически и мало-мальски знакомый с этим периодом русской истории, прекрасно понимает, что нечаевцы – это лишь песчинка в надвигающееся на России революции, которую к 1917-го жаждало и приближало всё русское общество, и прежде всего его элита, как ни странно. А нечаевцы-верховенковцы - это как раз и есть пример того, что революции не быть, если открыто презирать свой народ, а для его же устрашения сеять террор, совершать поджоги и убийства. Именно поэтому распадается организация. И смерть одного из членов организации не скрепляет ее, а, напротив, разоблачает.

Не забывайте, что и Достоевский своего Алешу Карамазова (его прототипом был Дмитрий Каракозов, стрелявший в царя и после казненный) готовил в революционеры. Образ, согласитесь, прямо противоположный Верховенскому.

Единственный неоспоримый плюс от подобных фильмом, снятых «по мотивам», - какой-то части зрителей всё же захочется прочитать первоисточник и сделать собственные выводы.

Подробнее на КиноПоиск.Ru

Шеин провел очередной смотр сил



Сегодня в Астрахани прошел митинг лидера астраханского отделения «Справедливой России» Олега Шеина. Эта уже вторая публичная акция оппозиции после недавнего ареста мэра Столярова.

Несмотря на воскресный и не очень теплый первый зимний день, собралось около пятисот человек (вполне корректная оценка). Никаких провокаций ни с чьей стороны не наблюдалось. Более того, организаторы сделали, пожалуй, все возможное, чтобы в создавшихся условиях провести акцию довольно красиво, содержательно и в то же время без нарушений.

Так как местная администрация согласовала митинг на площади Ленина, то людей, первоначально собравшихся у памятника Кирову, попросили прошествовать туда без скандирования лозунгов и развертывания плакатов, причем под звуки оркестра. Петь не запрещалось, поэтому еще в Кировском сквере начали исполнять песни: от патетической «Вставай страна огромная!» до шуточной «Пiдманула-пiдвела» (первую затянул, а вторую исполнил Василий Ворох).

Площадь Ленина была огорожена полицией, как  место несанкционированной встречи с Шеиным -  сквер Кирова. Практика, введенная в Астрахани сравнительно недавно. Причем в сквере Кирова приходилось проходить и через металлодетектор.

Выступивший на митинге Олег Шеин оценил как общую победу тот факт, что  «Единая Россия» сегодня сама выступает не за отмену, а за скорейшее проведение выборов мэра, которые, по его мнению, состоятся либо в марте, либо в сентябре будущего года, и заявил о своем твердом намерении участвовать в них.

Созвучно с Шеиным  выступили астраханские справороссы Евгений Дунаев, Василий Ворох и Надежда Калашникова, а также кое-кто из граждан.

Хотя тематика выступлений была традиционной (честные выборы, борьба с коррупцией во власти, коммунальные грабежи), мероприятие оставило в целом хорошее впечатление. Думаю, можно говорить о начавшемся преодолении политической апатии населения и ожидать в будущем большей активности. Были заметно, что люди, уже несколько лет боровшиеся против произвола в городе, получили вдруг шанс отыграться и воодушевлены этим. Арест Столярова, который, по мнению выступавших, стал возможным при прямом вмешательстве Москвы, сведение на нет темы учреждения должности сити-менеджера, а также заявление единоросса Неверова о необходимости скорейших выборов, действительно обнадеживают не только команду Шеина, но и самих астраханцев.

Возможно, политическая борьба станет теперь не сбавлять, а набирать обороты… Тот, кто поспешил списать Шеина с политического корабля современности, явно погорячился.

Collapse )

Кобыла

Недавно с astmir обсуждали, почему это девушкам не нравится, когда их называют кобылой? Звучит, конечно, грубовато, но если по сути, то кобыла - это сила, грация, красота. Это движение и энергия. Это здоровье. А уж кобылица и звучит неплохо.

Мисс Блу

Зато на стерву, к примеру, никто не обижается...

2014-й - год лошади. Это мой год. Буду встречать его уже третий раз: 12, 24, 36... 

Русский марш в Астрахани



В этом году в Астрахани впервые прошел Русский марш. Националисты прошли шествием от памятника Петру Первому по набережной Волги до поворота на Никольскую. А затем дошли до Братского сада, где провели митинг.

Без преувеличения можно сказать, что националисты весьма громко заявили о себе, и теперь и власть, и оппозиция Астрахани должна принять в расчет существование этой силы в регионе.

По ходу шествия участники марша (а их собралось не менее пятисот человек) скандировали лозунги отнюдь не экстремистского и не ксенофобского содержания: «Слава России (Руси)!», «Один за всех и все за одного!», «Когда мы едины, мы непобедимы!», «Русские, вперед!» и др. Разогревшись, колонна стала улюлюкать, свистеть и аплодировать, создавая участникам марша праздничное настроение.

Те, кто знает политический расклад в Астрахани, согласится, что никто со времен весны 2012-го столько человек на улицы не выводил (подневольные митинги не в счет). Тем более, что подавляющая часть маршировавших – молодежь. Даже непонятно было, откуда могло взяться столько молодых людей, которых ранее нигде заметно не было. Никаких зигующих мальчиков и нацистской символики замечено не было (по крайней мере, в глаза не бросалось). Можно было только порадоваться этому неожиданному сплочению русских людей и проявленной активности русского национального движения.

Позже стало известно, семеро участников акции были задержаны за появление в масках. Но это мелочи – умнее будут.

В Братском саду марширующих встречала раздававшаяся из колонок песня «Мы русские, с нами Бог». Было эффектно. И даже неуместный на имперских флагах Николай II (собственно и заменивший черно-золото-белый флаг бело-сине-красным в качестве государственного) не портил впечатления.

А дальше… Дальше все пошло не так. По заявленному уведомлению, Братский сад был конечной точкой маршрута. Но участники зачем-то стали шествовать по нему туда-сюда, едва не выйдя за пределы дозволенного.

Митинг... Сказать, что он был плохим, значит ничего не сказать. Он был никаким. Выступили председатель АРО «Отчизна» Николай Кирсанов, предприниматель Роман Коростылев, председатель благотворительного фонда «Возрождение Храма Покрова Пресвятой Богородицы» Дмитрий Михненко.

Ораторы только и смогли сказать о том, что русские великая нация, мигранты наступают, а России нужна русская власть, а еще посетовать на то, что нынешний глава Администрации Кировского района чеченец (как будто бывший глава района судимый Иван Субботин был лучше – зато русский). Еще стали собрать подписи под обращением куда-то и кому-то с требованием придать Астрахани статус приграничного города – так это идея не новая,  ее муссируют уже лет 10-15, а воз и ныне там.

Выступления были вялые, малограмотные и незапоминающиеся. Сразу видно, что опыта политических акций у астраханских националистов-участников марша нет. В таких случаях организаторы могли бы, например, обратиться к собравшимся: не хочет ли, мол, кто выступить, высказаться – мы ведь все тут братья-славяне. Но и до этого никто не додумался. Вместо чего лишь стали фотографироваться на фоне флагов и растяжек. Со стороны создавалось впечатление, что участникам мероприятия просто нечего сказать. Не было даже какой-то более-менее вменяемой критики действующей власти: ни федеральной, ни региональной, ни местной. А слишком частое употребление слова «русский» стало вызывать отторжение.

А ведь можно было использовать такую волну, чтобы предъявить власти жесткие и конкретные требования, доказывая свою значимость массовостью. То, что этого не было сделано, - большой минус прошедшей акции. Хотя возможно, это только первый шаг, так сказать показательное выступление. И реальные политические действия впереди

Collapse )

Пещерный антикоммунизм Евгения Дунаева

Сегодня на мероприятии, посвященном 143-й годовщине со дня рождения Ленина, вполне доброжелательно общался с Евгением Дунаевым и уж никак не ожидал от него такой гадости.

Да, у нас свобода слова и мысли. И ты можешь выражать свое отрицательное или положительное мнение о чем угодно.  Только есть одно НО. К памятнику Ленину он пришел вместе с Олегом Шеиным, где тот произнес вполне разумную речь о Ленине, его роли в истории страны и подчеркнул его значимость для нас, современников.

У соратника Шеина, видимо, особое мнение. Да и ладно. Хочешь оставаться пещерным антикоммунистом, оставайся. Только вот свои поверхностные околоисторические высказывания Дунаев «подкрепляет» цитатой из Автандила Камикадзе. Кто не знает – это отец Глеба Иванова, один из постоянных авторов «Факта и компромата», издания,  специализирующегося на заказном мочилове оппозиции, особенно астраханских справороссов. Считаете это нравственным, Евгений Сергеевич?

Мы промолчали, когда Вы, недавно озаботились ликвидацией памятника Кирову – тоже, в чьем-то понимании, кровавого палача. Мы уже подзабыли о Вашем «содействии» в переименовании астраханских улиц, названных в честь революционеров. Мы даже не напоминаем, что Иванов и Терский были Вашими помощниками вплоть до выборов 2010 года, когда уже вовсю поливали обильной грязью Шеина.

Но такое впечатление, что Дунаев, принадлежа к стану оппозиции (уточню – левой оппозиции), так и тянется к своим по духу. Может быть, Вам будет комфортней в обществе ивановых, терских, алымовых и гараниных?

Примем к сведению. Может быть и простим, но точно не забудем.

... плюс навальнизация всей страны

В преддверии завтрашнего суда над Алексеем Навальным в Астрахани гражданские активисты встали в одиночные пикеты с лозунгом: «Дело Навального – это дело против нас». Во-первых, непонятно, кто это «мы»? Если имеется ввиду общество в целом или оппозиция, то это явно преувеличение. Или есть какая-то виртуальная партия сторонников Навального?

Да и стоит ли так кочевряжиться? За Навального худо-бедно горой стоит вся либеральная общественность, определенные силы на Западе (никакой теории заговора – революции не происходят без влияния извне), у него репутация, у него известность, определенный общественный статус, гарантирующий пределы неприкасаемости. Не думаю, что власть настолько глупа, чтобы взять да и посадить упрямого блогера. Если только в ее структурах нет его скрытых сторонников, реализующих план смещения нынешнего "нацлидера". Ведь осужденный и «закрытый» Навальный становится еще более весмомой политической фигурой и реальным конкурентом Путина. И тогда навальнизация всей страны гарантирована. В глазах народа Навальный станет воплощением его чаяний. Только так ли это на самом деле? Конечно, нет.

Я с большой симпатией отношусь к Навальному и его деятельности. Но ее политический смысл мне непонятен, как до сих пор неясна идеологическая принадлежность Навального. Кто он - либерал, социалист, националист? Нет ответа. Да он и сам, наверное, не знает. Предвижу возражения: это-де неважно, нам бы только место расчистить, а строить другие будут, раскачаем лодку, а там посмотрим. Думаю, что это не так. И будущий лидер должен быть носителем определённой идеологии. Если таковой сегодня нет, то следует начать ее формулировать. «Против жуликов и воров во власти» и «За честные выборы» - это не идеология и не программа, это сиюминутные лозунги.  Написал про такого-то депутата – его нейтрализовали, написал про такого-то чиновника – его сняли. Кто-то в российской глубинке, включая некоторых сегодняшних поклонников белоленточных лидеров из числа лиц с неустойчивыми взглядами и психикой, стал лучше жить после этого?

Главный враг реального оппозиционера – это Система, а не отдельные ее представители, какими бы уродливыми они ни казались. Система – это буржуазный социально-экономический строй и поддерживающая его функционирование политическая структура со всеми ее «жуликами» и «ворами» во власти, со всем административным и силовым произоволом и ипрочими прелестями. Эта Система противоречит интересам российского народа, жаждущего, прежде всего, социальной справедливости. Главная цель – передел собственности. Без этого никакая борьба за честную власть не имеет смысла.

Эти вот простые истины и должны быть выражены в мировоззрении, риторике и программе будущего кандидата в лидеры. А то получится шило на мыло.

Возвращаясь к теме судебного процесса, хочется сказать, что не в таком уж плачевном положении находится сегодня  Навальный. Куда хлеще власть обошлась с Развозжаевым или Квачковым, да и со многими уже сидящими ныне фигурантами «болотного» дела, у которых нет статуса и мировой известности.

Впрочем, как и всем несправедливо преследуемым по политическим мотивам, желаю Алексею удачи. Уверен, он выкарабкается. И без помощи провинциальных пикетчиков.

Эстетика революции (о фильме «Отверженные»)

«Обидно, что мы предали свою революцию», - сказал мне один мой хороший друг по просмотру фильма английского режиссера Тома Хупера «Отверженные» - кинопостановки одноименного мюзикла по роману Виктора Гюго.

И ведь действительно, в России – стране, чей революционный опыт построения нового мира потряс когда-то планету, да и по сей день служит примером для левых всего мира, сегодня революция предстает в кино в виде жалких конъюнктурных поделок, в которых пьяная матросня насаживает на штыки белую кость на обломках «России, которую мы потеряли».

А европейцы, может быть потому и не предали революцию, что понимают, откуда собственно идут истоки их сегодняшнего благополучия – из потрясений былых веков, разрушавших в свое время до основания старый мир феодализма и средневековья. И потоки крови, пролитой на парижских улицах в течение всего XIX века – это вполне естественная и закономерная плата за тот социально-политический и мировоззренческий перелом.

Хорошо знакомые представителям самой читающей в мире страны образы мятежного каторжника Вальжана, несчастной Фантины, маленькой Козетты, с детских лет работающей у подонков Тенардье, гибнущей от своей любви и находящей спасение в смерти Эпонины, и, конечно, юного героя баррикад Гавроша - всего этого мира отверженных, противостоящего суровой машине государства, символом которого выступает инспектор Жавер, беззаветно преданный букве и духу закона – все это в который раз (классика вечна!) предстает на киноэкране.

Великолепная музыка, проникновенно исполняемые арии и хоровое пение создают неповторимый колорит фильма, приковывающего к экрану зрителя, чьи мозги еще не превратились в кисель и чьи чувства не заменили инстинкты.

Впрочем, даже неискушенный зритель, не бравший в руки роман Гюго и не имеющий представления о революционных событиях 30-х годов позапрошлого века, не умом, так сердцем становился на сторону отверженных и парижских баррикадников. И мало у кого возникали сомнения в том, что именно они, баррикадники, сражающиеся даже тогда, когда народ не восстал, - настоящие герои, а не солдаты и офицеры, расстреливавшие обреченных на гибель из пушек и ружей.

Тема борьбы за справедливость неразрывно связана с нравственной. Тот, кто творит добро, кто помогает ближнему своему, как это делал вставший на путь честной жизни Жан Вальжан, угоден Богу, как и те, кто погибал за идеалы свободы, равенства и братства, провозглашенные еще в 1789-ом, но часто попираемые даже теми, кто их когда-то горячо провозглашал. И потому - песня «рассерженных» людей, которые больше не будут рабами, исполняемая революционными парижскими бойцами, становится не просто боевым гимном, но и как будто зовет к построению мира светлого будущего, в котором не будет места гневу, скорби и насилию человека над человеком.

В какой-то момент в кинозале затихают звуки поглощаемого поп-корна и открываемых жестяных банок. И хочется верить, что не только потому, что зрительские припасы закончились, но и потому, что происходящее на экране всерьез взволновало сидящих в зале людей. Они еще не готовы к баррикадам. Но эстетика революции – вещь захватывающая. И не дано предугадать, как и чем слово (хоть и не наше) отзовется.

Александр Токарев

Сергей Кожанов – изучаю и популяризирую отечественную историю

Оригинал взят у myastrakhan в Сергей Кожанов – изучаю и популяризирую отечественную историю
В начале 90-х годов в России начался распространяться такой вид хобби как участие в военно-исторических реконструкциях. Многие люди окунулись в историю и прониклись романтическим духом средневековья, а некоторые решили познать суровые моменты военных битв и сражений. Уже сегодня в России существуют клубы, которые могут составить достойную конкуренцию единомышленникам из-за рубежа. Реконструкция Отечественной войны 1812 года уже приобрела свою популярность в России и отмечена внимание первых лиц нашего государства.

С каждым годом растёт количество участников в реконструкциях II Мировой войны. Близость Волгоградской области сказывается на желании некоторых астраханцев участвовать в реконструкции Сталинградской битвы. По инициативе блога Астрахань.ЖЖ.РФ прошла беседа с одним из активных участников, проживающим в городе Астрахань.

Сергей Кожанов рассказывает о военно-патриотическом клубе «Пехотинец».



- Сергей, вот уже не первый год в сети появляются фотографии, на которых маршируют солдаты Красной Армии и «вермахта», стреляют артиллерийские и танковые орудия, разворачиваются целые сражения. Что это за мероприятия? Кто их проводит? В качестве кого ты сам там присутствуешь?

Collapse )