October 15th, 2013

Битва за жизнь



Есть на свете вещи дороже свободы собраний и честных выборов. Например, человеческая жизнь. За жизнь и ведет борьбу русский народ, забывая на время обо всех иных своих невзгодах и ежедневных трудностях, объединяясь на идейной и безыдейной основе.

Вот только война эта, как ни крути, гражданская, а значит – страдать в конечном счете будут все. Поэтому-то и бьются одни русские парни, возмущенные криминальным этническим беспределом, не со своими прямыми противниками и не с теми, в чьих интересах этот беспредел прикрывать, а с такими же русскими парнями в касках на головах и щитами в руках.

И что все так всполошились? Мигранты, мигранты… В Астрахань, например, уже не загонишь мигранта со Средней Азии, а ходить по улицам страшно. Потому что российский город с привычным славяно-тюркским населением с каждым днем превращается в какой-то ваххабитский центр, где закутанные в черное женщины и обросшие бородами мужчины уже никого не удивляют, но малость ужасают. Так же как и все эти песни-пляски агрессивных любителей лезгинки на улицах. И никакие это не подпольные мигранты, а граждане нашей общей и родной Россиянии, где, однако, русское население может через пару десятилетий оказаться в меньшинстве. Это никого не волнует?

Не волнует ли власть и общество то, что все эти беспредельщики вполне определенной и узнаваемой национальности, мимо сборища которых не каждый решится пройти темным вечером, имеют не только законную регистрацию, но и свой бизнес, вытесняющий порой бизнес коренных вполне по законам рыночной конкуренции. Да и сама капиталистическая действительность поощряет развитие самых низменных человеческих черт, с помощью которых человек и достигает успеха в буржуазном обществе. И чему удивляться, если у представителей одних национальностей этот процесс пошел быстрее, чем у других.

Сегодня в России мы имеем не то что полный крах, а полное отсутствие национальной политики на постсоветском пространстве. Нет у общества ответа на вопрос: что нас, таких разных связывает воедино. Общий производительный труд – его нет, в рыночном рае каждый сам за себя. Наднациональная идеология – она по-прежнему дискредитируется. Возрождаемая церковная «духовность» в современных условиях ведет к разделению народов. Пустота.

Но люди – не овощи на грядке или какой-нибудь пресловутой овощебазе. И пока еще не стерлась у них историческая память, как у айтматовского манкурта, будут они искать пути национальной самоидентификации. И потому ответом на ваххабитские бороды становятся эсэсовские татуировки на телах молодых русских парней, остро чувствующих национальное унижение своего народа и желающих очищения российских пространств от инородцев. Только что-то неслышно о том, как какие-нибудь скинхеды завалили бы кавказского криминального авторитета, у которого в Москве нехилый бизнес и две-три бригады для его прикрытия. А с затюканных мигрантов какой спрос?

Прошерстить овощебазы и места скопления незаконно пребывающих на территории России мигрантов, демонстративно наказать пару-тройку чиновников, а еще при этом найти неких зачинщиков беспорядков из числа «отмороженных националистов», желательно из радикальных левых, как после Манежки 2010-го, - только на это способна сегодня власть. Потому что россиянской элите глубоко наплевать и на русских, и на нерусских, проживающих на подконтрольной ей территории. Главное, чтобы эта территория и населяющие ее субъекты обеспечивали бы чиновничьей элите безбедное существование.

Не следует ли начинать решение проблем межэтнических отношений не с чистки овощебаз, а с решительной и бескомпромиссной чистки элиты? Да только кто это станет делать? Она сама?

Национальная политика выстраивается годами, десятилетиями, а то и веками. Именно так, чередуя прямое государственное насилие с просвещением и благоустройством, Россия строила отношения с Кавказом и при царе, и при Советах. И лишь либеральная ельцинская элита похерила эти усилия, превратив русский Северный Кавказ в постоянный источник социальной и национальной напряженности, в очаг терроризма и экстремизма. Катастрофа 1991 года, разорвавшая некогда единое пространство на части, разбросавшая проживающих в них людей по разным частям шестой части Земли, превратившая наших с вами соотечественников в презираемых метрополией гастарбайтеров, аукается сегодня Мажежкой, Пугачевым и Бирюлевым.

Никакими валдайскими витийствованиями Путина не заставишь «ребят жить дружно», если в отношениях между ними пролилась кровь. Упущено историческое время для формирования принципов национальной политики, запущены проблемы, разорваны ранее существовавшие межнациональные связи, обнажены и кровоточат конфликты. Русский народ и дальше будет защищать свое право на жизнь доступными ему методами. Общество продолжит разделяться на группы русских и нерусских, христиан и мусульман, местных и понаехавших. А разжиревшая и обнаглевшая элита станет спокойно взирать на то, с какой яростью оккупированная страна набрасывается сама на себя.

А вы говорите – мигранты…