October 13th, 2013

"Сталинград" - "клюква" на спирту



Новый фильм Бондарчука – зрелище, безусловно, полезное, равнодушным не оставляющее. Поэтому вопрос: смотреть или не смотреть? однозначно решается в пользу первого решения.

«В общем и целом», выражаясь словами одного из героев фильма, «Сталинград» - это "клюква", но настоянная на хорошем спирту. И вышибает эта настойка вполне искреннюю «скупую и жгучую мужскую» и обильную женскую слезу. Хорошо, что обошлось на этот раз без многомесячной массированной рекламы (типа «они хотели, чтобы их любили», но их убили) и без непомерных амбиций, превративших бы конечный результат в предмет всеобщего осмеяния («великое кино о великой войне»).

Таким, наверное, и должно быть русское кино в эпоху варварства, если подразумевать под этим словом резкое и стремительное падения уровня знаний и культуры у людей. Действительно, фильм не требует никаких исторических знаний от зрителя, более того – предполагается, что если таковых не будет, то это даже лучше. Даже тех, кто ни сном, ни духом не ведал, что на Волге в 1942-м разворачивалась грандиозная битва (поверьте, есть такие на варварском постсоветском пространстве), решавшая исход Великой войны, просветил на этот счет закадровый голос самого Бондарчука. Подробно раскрывать внутренний мир героев создатели картины тоже не сочли нужным – об этом вкратце рассказал все тот же голос.

Фильм о том, как группа советских бойцов, закрепившаяся на правом берегу Волги, удерживает дом с единственной его жительницей – 19-летней девушкой Катей. Оставшиеся в живых пятеро бойцом под командованием капитана Громова и шестой – моряк - с одной стороны, и противостоящие им немцы, центральной фигурой среди которых становится германский офицер Петер Кан – с другой. Все шестеро, как и полагается, любят Катю, а немец находит среди местных русских истинную «арийку» – белокурую, но совсем не бестию, а невнятную страдалицу, которая вполне искренне в того влюбляется.

Анонс фильма утверждает, что это история любви разворачивается на фоне грандиозной битвы. Поэтому и не слишком сильно хочется смотреть кино – уж больно приелись все эти мелодраматические сюжеты, оттесняющие саму историю на второй план. Но по просмотру приходишь к выводу, что это не так. В «Сталинграде» главная тема – это не история любви (как в современном россиянском кино а-ля «Адмирал») и не история войны (как в советских эпопеях Озерова). Главным героем фильма становится сама война.

Стреляющие (в тебя!) ППШ, лязг вынимаемых из ножен ножей, разрывы артиллерийских и авиабомб, заполоняющее киноэкран огненное варево, рушащиеся дома, окружающий (тебя) дым пожарищ и летящий (на тебя) пепел – зритель как будто погружается в какой-то ад кромешный, хоть и напоминающий грандиозную компьютерную игру. В этой адской игре все просто: есть враг – он должен быть уничтожен. Физически! Желательно не просто уничтожен, а разорван на части, взорван, испепелен. А значит – пленных не брать и патронов не жалеть! И режут беспощадно русские солдаты глотки фрицев. Отправляют женские руки, впервые взявшие снайперскую винтовку, кусок свинца в тело немца, пришедшего за водой. Потому как интеллигентские методы ведения войны здесь неуместны. «Сколько раз увидишь, столько раз его и убей», - строками из Симонова объясняет свою позицию русский снайпер. Падает замертво морячок, дерзко возопивший что-то против полученного приказа оборонять дом. Потому что дан приказ – «Ни шагу назад!» И гибнет от той же снайперской пути несчастная «арийка» - ведь ей не будет места на этом свете после Победы.

Можно долго и нудно разбирать фильм по полочкам, ёрничать над ляпами, отмечать неубедительность образов и ситуаций. Причем, ни знаний особых, ни способностей литературных для этого не понадобится. Достаточно будет курса советской средней школы и проскотра нескольких советских фильмов о Великой Отечественной. Но зачем? Глупо было бы сравнивать «Сталинград» с тем же «Горячим снегом». Только вот кто из сегодняшних «варваров» станет смотреть былые шедевры? Разве что по настоятельной рекомендации своих предков – советских «римлян», выросших на литературе и кино, ставших впоследствии классикой. А вот на фильм Бондарчука пойдут гурьбой. И даже перестанут в какой-то момент хрумать поп-корном, завороженные происходящим на экране.

Можно попенять Бондарчуку в желании сделать кино уж больно похожим на американское, удобоваримым не только для своего, но и заокеанского зрителя. Но таковы уж сегодня законы конкуренции, черт их дери, - не освоишь тему, обязательно придет на это место Голливуд со своим пониманием истории.

Выходя из кинозала, не слышишь привычной «ржаки». 3D-война хоть и похожа на игру, но вот герои ее гибнут как-то по-настоящему, и по-человечески жаль их становится до слез. Думаю, зритель, искренне воспринявший увиденное, захочет стать лучше и чище, зная какие люди гибли, чтобы жили мы.